1 июня 2020

Кто такие Федеральные профессора?

Кто такие Федеральные профессора?

 «Математика – царица наук», «В любой науке столько истины, сколько в ней математики»… Ряд подобных афоризмов бесконечен и справедлив. Сегодня математика необходима практически в любой области познания, в любой сфере человеческой деятельности. Даже такие далекие (по крайней мере, на первый взгляд) от математики сфере человеческой деятельности, как биология или медицина, сегодня нуждаются в математике, в ее методах и подходах. Учитывая важную роль математики в современном обществе, Министерство образования и науки Российской Федерации в конце 2015 года решило открыть в российских вузах ряд позиций Федеральных профессоров математики. В нашем Университете таковым стал профессор кафедры ФН-2 («Прикладная математика») Константин Федоровский.

– «Стал» – это не совсем точно, – поправляет меня Константин Юрьевич. – В конце 2015 года Минобрнауки объявило конкурс по отбору федеральных профессоров. В результате этого конкурса по всей России было отобрано 18 человек, которые и стали Федеральными профессорами математики. Я подал заявку, получил данную позицию и сейчас работаю в МГТУ в качестве Федерального профессора. По условиям конкурса, Федеральный профессор занимает должность научного сотрудника, поэтому я сейчас работаю на двух должностях: главный научный сотрудник НУК ФН и, одновременно, профессор кафедры ФН-2.

– Должностей стало две, но вы-то не раздвоились. Зачем было вводить какую-то новую должность, если человек тот же? Так нужна ли эта программа Федеральных профессоров? И почему именно математика первая была первая?

Сразу отметим, что вопрос про должности совершенно формален. По условиям, Федеральный профессор должен занимать научно-исследовательскую ставку. Поэтому возникла должность главного научного сотрудника. Основная же моя деятельность в Университете как была, так и осталась связанной с кафедрой ФН-2 «Прикладная математика».

Давайте перейдем ближе к сути вопроса. Программа Федеральных профессоров математики была, безусловно, нужна и важна. Она возникла после того, как в конце 2013 года Правительством Российской Федерации была утверждена Концепция развития математического образования, которая реализуется в настоящее время. Математическое образование в классических и технических университетах – основа многих программ высшего образования. Важно отметить также, что математика – это та область науки, где российская наука находится на передовых позициях в мире. Это так сейчас, это было так в исторически обозримой ретроспективе (включая как советский, так и более ранний периоды нашей истории), и, я надеюсь, будет так в дальнейшем. В России были созданы и активно функционируют ведущие научные школы в целом ряде областей математики, которые хорошо известны и пользуются заслуженным авторитетом в мире.

Важно отметить, что в современном техническом вузе без высокоуровневой базовой математической подготовки невозможно качественно освоить ни информационные технологии и компьютерные науки, ни физику, ни материаловедение (включая современные композитные материалы и новые наноматериалы). Одним словом – без математики невозможна подготовка новых специалистов, которые будут создавать технику нового поколения. А наш Университет готовит, главным образом, именно разработчиков и исследователей новой техники.

— Как изменились ваши обязанности?

– Разумеется, обязанности существенно расширились. Кроме обычных профессорских функций добавилось вопросы, связанные с модернизацией математического образования, с организацией научно-исследовательской деятельности в области математики в МГТУ.
Выделим лишь несколько отдельных сюжетов. На базе секции студенческой научной конференции «Студенческая научная весна» была организована Студенческая Школа-конференция «Математика и математическое моделирование». Это мероприятие (оно проводится ежегодно, начиная с 2017 года) имеет существенно другой формат. В его рамках проходят лекции приглашенных профессоров – ведущих специалистов в области фундаментальной и прикладной математики, математического моделирования физических процессов и технических систем. Лекции позволяют студентам МГТУ существенно расширить свой кругозор в области математики и ее современных приложений. Кроме того, на Школе-конференции студенты сами выступают с докладами о результатах своей работы. Важно, что в Школе участвуют не только студенты и аспиранты нашего Университета, но и студенты (и аспиранты) МГУ, Физтеха, Санкт-Петербургского университета, других ВУЗов. Возникает возможность интересного и полезного общения студентов друг и другом, а также с участвующими в работе этих школ профессорами других университетов.

Важное место в деятельности Федерального профессора занимает его собственная научно-исследовательская деятельность. Разумеется, такая работа велась и раньше, но теперь появилась возможность заниматься ею намного более активно. Дело в том, что работа в новом качестве привела к заметному снижению педагогической нагрузки, а это дало необходимое время на научные исследования. За последние годы удалось получить ряд очень интересных результатов, «закрыть» несколько задач, давно интересующих специалистов по комплексному анализу и теории приближений (это сфера моих научных интересов).
Удалось сформировать группу, которая в течение последних трех лет проводила интенсивные исследования в области математического анализа и теории дифференциальных уравнений. В эту группу, функционировавшую на базе нашего университета, вошли и коллеги с нашей кафедры, и несколько очень сильных приглашенных специалистов из других университетов.

Надо сказать, что научно-исследовательская и научно-организационная деятельность – это основные направления работы Федерального профессора математики, как по духу, так и по букве условий соответствующего конкурса. Но в качестве Федерального профессора я также веду большую работу по модернизации содержания математических курсов и дисциплин для студентов МГТУ, обучающихся по специальности «Прикладная математика». Здесь хочется отметить большую работу по модернизации комплекса дисциплин, связанных с компьютерными технологиями, для студентов специальности «Прикладная математика», которая была проведена во взаимодействии с коллегами по кафедре ФН-2 в 2017-2018 годах. В данный момент я работаю над новым учебником по комплексному анализу для наших студентов. Надеюсь завершить его в этом году.

– Итак, функциональные обязанности изменились, нагрузка уменьшилась, зарплата выросла, а отчетность осталась прежней? По числу статей?

– Отчетность Федерального профессора определена условиями конкурса и представленной на конкурс программой работы. Там много различных формальных и неформальных критериев оценки работы. Отчеты, разумеется, носят ежегодный характер.

Но Ваш вопрос дает возможность поговорить об оценке труда ученого более подробно. Мне кажется, что использовать количественные (наукометрические) показатели для оценки труда ученых, работающих в фундаментальной науке, не вполне правильно. Некоторые наукометрические показатели можно применять в качестве своего рода «минимальных квалификационных критериев» при проведении различных конкурсов на научные позиции, гранты. Но все равно основную роль должна играть экспертная оценка. Эта позиция активно поддерживается и во многих ведущих научных державах.

Важно понимать, что «абсолютизация» количественных показателей приводит к тому, что люди перестают работать над сложными и глубокими задачами, над которыми надо думать годами. Для многих людей во главу угла при «количественном подходе» неминуемо становится возможность написать «публикуемый» текст за короткое время. Это доступная задача для квалифицированного специалиста, но при этом он вынужденно уделяет намного меньше времени и сил настоящей работе, т. е. решению новых сложных задач, важных для его отрасли науки, или возникающих в актуальных приложениях.

В результате растет лишь число статей, но не уровень и значимость получаемых результатов, которые с неизбежностью снижаются. Жизнь в условиях «печатай, или пропадешь» вынуждает людей посылать в журналы работы, которые в других условиях остались бы «лежать в столе».

Кстати, рост числа публикаций на первом этапе после перехода к количественной оценке труда ученым был связан, не в последнюю очередь, с использованием значительного предыдущего задела. Наши учителя говорили, что публикация в журнале – это финальный аккорд, завершающий серьезную работу. Поэтому (я знаю это по себе и по многим своим коллегам) много материала «оставалось в столе», ждало доработки. А в новой реальности все это пошло в ход, но любой задел сугубо конечен. Есть и еще один важный момент. Авторы начинают дробить нормальные статьи на несколько мелких. Это перегружает журналы и мешает работе по существу.

– А как с учетом цитируемости?

– И здесь есть много сложностей. Многое зависит от сферы деятельности. Представьте, что опубликована статья, содержащая полное решение известной старой математической задачи. Если автор предложил какой-то новый метод, применимый в других задачах, то ссылки будут. Правда, неясно, когда. Сообщество должно понять этот новый метод, найти новые задачи, где его можно применить, решить их…. А на все это нужно время. А представьте себе, что все нужные методы были известны, но до нашего автора их не могли нужным образом применить? Тогда на обсуждаемую работу сошлются в лучшем случае в паре обзоров и монографий. Может быть, еще в нескольких статьях на «близкие» темы…. Можно еще много примеров приводить. Но все они указывают на то, что цитируемость также можно использовать только с целью установки каких-то «минимальных квалификационных требований». Но и в этом случае нужно выяснять у экспертов, какие именно показатели цитируемости и какие значения этих показателей релевантны в каждой конкретной ситуации.

Возможно, правильнее говорить не об учете цитируемости, а об учете значимости журналов, в которых публикуется ученый. Публикацию статьи в журнале с высоким рейтингом (формальным или неформальным, основанном на авторитетном экспертном мнении) можно считать показателем качества работы. Более того, мне кажется естественным и разумным оценивать ученого не по «валу» его работ, а по нескольким (отобранным самим ученым) его основным полученным результатам и публикациям за определенный период. Число учитываемых результатов и публикаций может весьма существенно отличаться для различных отраслей науки и, что очень важно, для людей с различными ролями в исследовательской организации или в университете. Например, требования по результативности научной работы для университетских преподавателей объективно не могут совпадать с такими требованиями для «чистых» исследователей или для преподавателей-исследователей с сокращенным объемом учебной работы.

– В технике нет предела совершенству – то новые материалы появятся, то новые технологии. Что можно сказать о будущем развитии математики и математических методов именно в контексте технического развития.

– Математика всегда развивалась одновременно и как «чистая», и как «прикладная». Оба слова специально поставлены в кавычки, так как часто отличить «чисто математические» исследования от исследований прикладных просто невозможно. Здесь можно вспомнить, например, развитие комплексного анализа в 30-х и 40-х годах ХХ века. Комплексный анализ – это область чистой математики, но исследования по комплексному анализу позволили решить ряд важных задач аэро- и гидродинамики (среди которых были проблемы флаттера крыла, шимми шасси, теория кумулятивного заряда и многое другое).

Сейчас кажется, что имеющийся аппарат прикладной и вычислительной математики в состоянии обслуживать возникающие прикладные задачи, и нет необходимости придумывать новые теории для того, чтобы развивать новые методы решения прикладных задач, основанные на тонких математических свойствах исследуемых объектов и систем. Но я уверен, что не за горами те задачи, которые без «новой математики» не удастся решить. Так уже было. И тут важно понимать, что сегодня мы не можем предвидеть, какой раздел математики «сыграет» в той или иной задаче будущего – не угадать. Нужно развивать все. Собственно математика – это основа того цифрового мира, о котором сейчас много говорят. Без развития математических исследований во всех их направлениях никакое «цифровое» будущее невозможно.

– Значит, на математиков будет такой же ажиотажный спрос, как на бухгалтеров и юристов во времена перестройки? Сколько же их потребуется?

– Назовем такие сферы деятельности, как большие данные, финансы, экономика, страховое дело, инженерные вопросы, IT-сфера и многие другое. Везде нужна математика. Чтобы грамотно применять математику в этих областях человеческой деятельности, нужны соответствующие специалисты. И их нужно много.

А число людей, которые идут получать математическое образование, чтобы «делать новую математику», всегда очень мало. Конечно, они концентрируются, в основном, на математических факультетах классических университетов. Но и в технических университетах такие люди есть. И у нас в стране, и за рубежом. Их мало, но их надо всячески поддерживать. Так, за 10 лет моей работы в МГТУ нашлось два таких человека. Одни из них уже защитил кандидатскую диссертацию и стал профессиональным математиком. Он активно работает. Что приятно, но остался работать в нашем Университете.

– Как же увеличить их число?

– Мы показываем ребятам, чем располагаем, что делаем, что предстоит, а они выбирают. У нас есть студенческие математические кружки. Направление работы одного из них – подготовка студентов к математическим олимпиадам. Этим кружком, как и олимпиадной деятельностью в области математики в целом, руководит мой коллега по кафедре ФН-2 профессор этой кафедры Олег Всеволодович Пугачев. На математических олимпиадах среди студентов технических университетов наши ребята почти всегда в победителях. Есть другой кружок, который ориентирован на тех, кто хочет попробовать себя в математических исследованиях. Этим кружком совместно руководим мы с профессором РАН, профессором кафедры ФН-12 Василием Олеговичем Мантуровым и еще одним Федеральным профессором математики Алексеем Яковлевичем Канель-Беловым (он работает в Физтехе). В 2018/2019 году кружок работал очень активно, в текущем учебном году есть сложность с организацией его работы из-за не самого удачного расписания. Но эта деятельность обязательно будет развиваться в нашем Университете.

В кружках участвуют студенты различных факультетов, а не только ФН. Некоторые из них ходят на наш «Математический коллоквиум МГТУ» (математический семинар, работающий в МГТУ под руководством профессоров В.О. Мантурова, К.Ю. Федоровского и А.В. Филиновского). Этот семинар очень важен для формирования математической среды» в нашем Университете. Важно отметить, что в условиях карантинных ограничений и кружок и семинар не только не остановили свою работу, но и существенно активизировались. (Как мне сообщил Константин Юрьевич по телефону, несмотря на дистанционную работу Университета, встречи кружка и заседания семинара проходят в апреле-мае 2020 года каждую неделю, а число участников растет).
Научная среда очень и очень важна. Нужны научные семинары, нужно чтобы на них приходили молодые люди и задавали вопросы. Мы стараемся их развивать у себя. На упомянутом коллоквиуме докладчики, в основном, приглашенные, а вот слушатели – наши математики, коллеги из других мест, студенты.
 Семинар пока «младенец» – он работает всего третий год – но мы надеемся, что он будет жить.

– Наука – интернациональная среда. Вам доводится общаться с коллегами из-за рубежа?

– Разумеется. У меня есть ряд зарубежных соавторов. Большинство конференций, в работе которых я участвую как докладчик или как организатор – это международные конференции. В них участвуют математики из Германии, Израиля, Испании, Италии, Канады, Польши, США, Франции, Финляндии, Швеции и других стран. Эти конференции проводятся не только в России, но и в названных зарубежных странах.

Недавно (в октябре – декабре 2019 года) мы с коллегами провели исследовательскую программу в Центре математических исследований в Барселоне (Испания). Тематика этой программы была «Пространства аналитических функций: аппроксимация, интерполяция, сэмплинг». Это актуальное направление в современном математическом анализе и теории приближений, в нем работает много известных сильных математиков. 

Программа состояла из двух конференций и нескольких спецкурсов. Во время программы работал исследовательский семинар, активно обсуждались нерешенные задачи. Такие программы не редкость. Они регулярно проходят во многих международных исследовательских центрах. Спецкурсы, читаемые в рамках таких программ традиционно ориентированы на молодых ученых, (студентов, аспирантов, молодых постдоков). Молодым, начинающим ученым очень полезно бывать на таких программах, даже если они и не выступают там с докладами. Им полезно увидеть, что есть сообщество, что оно не ограничивается их вузом, городом или даже страной. Увидеть, что предлагаемая их руководителями тематика интересна специалистам, востребована, заметна. Им полезно пообщаться со своими ровесниками

 Газета «Бауманец», Елена Емельянова

 

Фоторепортаж

Кто такие Федеральные профессора? Кто такие Федеральные профессора?

Ваш браузер — Internet Explorer

К сожалению, этот браузер уже устарел: он уже не поддерживает новые веб-технологии и не соответствует современным веб-стандартам, поэтому некоторые элементы на странице могут отображаться некорректно. В этой связи, рекомендуется обновить Ваш браузер до последней версии или использовать альтернативные браузеры бесплатно, такие как Google Chrome, Mozilla Firefox, Yandex, Opera