ОЧЕРК ЧЕТВЁРТЫЙ

ВЫСЕЛЕНИЕ РЕМЁСЕЛ ИЗ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ДОМА

“ Впоследствии мастерские для питомцев в самом

Воспитательном Доме были уничтожены,

а для обучения мастерствам учреждено в его

ведомстве обширное Ремесленное Учебное Заведение.”

Наконец мы подошли к полумистической истории основания нашего Учебного Заведения, произошедшей будто бы через два года после смерти основательницы. На самом деле ничего мистического в этой истории нет - просто в ней названы не все даты. А происходило всё это так.

Осенью 1826 год Мария Феодорона посетила Москву. Поскольку визиты императрицы в Первопрестольную не были частыми, в ведомстве Московского Воспитательного Дома накопилось много дел, требовавших высочайшего разрешения, в связи с чем в октябре 1826 года появляется целый ряд Высочайших Повелений, связанных с устройством различных заведений ведомства Императрицы.

В одном из Повелений, от пятого октября 1826 года, в четвёртом пункте, записано дословно нижеследующее:

“Занимаясь распоряжениями, имеющими целию по мере приобретения удобности в размещении, более и более распространить круг полезных познаний и занятий питомцев обоего пола, могущих сделать их полезными обществу и доставить им безбедное пропитание, я сочла за нужное предварительно уведомить Опекунский Совет о моих предположениях. Во-первых, хочу я учредить вне Воспитательного Дома большие мастерские для разных ремёсел, со спальнями, со столовою и прочими потребностями, и переместить туда из Воспитательного Дома всех ремесленных воспитанников, умножив их число до 300, с тем, чтобы уже впредь не отдавать питомцев в ученье к вольным мастерам, где они лишены надлежащего за их нравственностью надзора. Очистив чрез такое перемещение ремесленных воспитанников нарочитое число отделений, в Воспитательном Доме можно будет увеличить классы воспитанниц, ныне под названием французских существующих, следовательно умножить число выпускаемых наставниц. Сверх того, полагаю я учредить два особенные отделения одно воспитанниц, приуготовляемых к званию учительниц музыки и рисования и всяких женских рукоделий, а другое воспитанников, назначаемых в учители рисования, чистописания и музык, то есть игре на фортепьяно, да особенный класс для обучения некоторого числа воспитанников архитектуре и каменных дел мастерству, с потребными для сего науками, с тем, чтобы они потом упражняемы были в практике под руководством архитектора Воспитательного Дома. А как по ныне увечные питомцы наши обоего пола не имеют особливого пристанища и сего ради помещаются с печальным стеснением в Градской богадельне, то наказала я в том строении, которое имеется в виду для мастерских, по достаточному пространству, устроить богадельню для наших увечных питомцев обоего пола, и к тому же присовокупить ещё пристанище для престарелых служителей Воспитательного Дома, которые, посвятив нарочитую часть жизни своей службе сего дома, при увольнении от оной, по старости и дряхлости, не могут снискивать себе пропитание. Сообщая теперь Совету предварительно таковы мои на будущее время предположения. При наступлении возможности и удобности, привести оные в исполнение, дам совету подробные об устройстве всех частей предписания.”

Обращают на себя внимание два момента:

- речь идёт о перемещении учеников в другое место, а не о создании принципиально нового учебного заведения;

- сам набор предполагаемых к перемещению очень показателен: ремесленные ученики, увечные питомцы и престарелые служители.

Создаётся впечатление, что Императрица решила убрать из стен Воспитательного Дома всё, что не было любезно её глазу, а освободившееся место использовать для целей, более ей приятных. Как бы то ни было, четырнадцатого октября того же года появляется ещё одно Высочайшее повеление:

“ Император, любезнейший сын мой, пожаловать изволил Воспитательному Дому каменные корпусы, оставшиеся после пожара от бывшего слободского дворца, об отдаче которых из ведомства кремлёвской экспедиции объявлена Его Величества воля действительному тайному советнику князю Юсупову. Извещая о такой Его Императорского Величества милости, я препоручаю Опекунскому Совету немедленно учинить надлежайшее распоряжение для принятия помянутых корпусов от кремлёвской экспедиции в ведомство Воспитательного Дома, о чём и буду ожидать донесения Совета с описью.”

Подробнее расшифруем выражение “каменные корпуса, оставшиеся после пожара от бывшего слободского дворца.” Дворец, позднее названный слободским, был построен в середине восемнадцатого века, полностью перестраивался в 1788-89 и 1796 по проектам Дж. Кваренги и М.Ф. Казакова. Предназначаясь первоначально для А.П. Бестужева-Рюмина, дворец затем несколько раз менял хозяев, пока не был выкуплен у канцлера Безбородко императором Павлом.

Павел очень любил слободской дворец. Он жил там во время коронации и собирался в нём же остановиться в 1801 году, однако его визит в Москву не состоялся: накануне предполагавшегося отъезда Император был убит заговорщиками.

Сыновья его, сменявшие друг друга не престоле, очевидно, не разделяли отцовской любви, иначе трудно объяснить то, что сгоревший во время наполеоновского нашествия 1812 года дворец в году 1826 так и представлял собой “каменные корпуса, оставшиеся после пожара”, то есть не был восстановлен. Именно это развалины император Николай и пожаловал Воспитательному Дому для устройства в них ремесленного заведения, приюта и богадельни.

Высочайших распоряжений, касавшихся различного рода строительных работ по ведомству Воспитательного Дома императрицей было сделано немало, а потому для руководства всеми этими работами седьмого октября она повелела учредить специальную строительную комиссию при Опекунском Совете, которая уже в следующем, 1827 году, приступила к перестройке дворца под новое предназначение.

Проект дворца, разработанный архитектором Доменико Жилярди, отличался от первоначального, допожарного его вида. Постройка шла не быстро и продолжалась почти шесть лет. Одновременно с этим велась работа по созданию устава нового заведения, которая тоже велась неспешно. Между тем отчёты показывают в Московском Воспитательном Доме в 1829 году 477 ремесленных учеников, а к марту 1830 - 407. Двадцать четвёртого октября 1828 года умирает Мария Феодоровна, и только через полтора года после этого работа над уставом заведения подходит к завершению. Последние шаги были таковы:

“ От семнадцатого февраля 1830 г. препровождён статс-секретарём Вилламовым проект положения Ремесленного Учебного Заведения, с тем, чтобы в суждении по сему проекту участвовал директор того заведения Отт, который, рассмотрев оный проект и сделав неважные изменения, представил в Совет восьмого мая, вместе со штатом и табелями. Совет, находя изменения Отта сообразными с уложениями по другим заведениям, двенадцатого мая отсылал к нему для исправления, относительно назначения воспитанникам на пищу не по сорок копеек, а по тридцать копеек в день каждому. На поднесённом проекте положения Ремесленного Учебного Заведения Московского Воспитательного Дома Собственною Его Императорского Величества Рукой начертано тако: “Быть по сему, в Петергофе первого июля 1830 года.”

Именно эта дата и считается ныне днём основания МВТУ. При этом странным должно показаться хотя бы наличие у пока несуществующего заведения директора.

Ученики же ремесленные продолжают находиться в самом Воспитательном доме ещё два года. Построенное в конце концов здание оказывается слишком сырым, и перемещение учеников опять откладывается на некоторое время. Наконец одиннадцатого февраля 1832 года директор Отт пишет в Опекунской Совет следующее письмо:

“ По согласию господина почётного опекуна Михайлы Александровича Салтыкова и предварительному совещанию с главным надзирателем Воспитательного Дома испрашиваю позволения почтеннейшего Опекунского Совета к переводу на первый раз двадцати четырёх ремесленных воспитанников для формирования из них первого основания приуготовительного класса; по окончании же строений и совершенной просушки дома Ремесленного Учебного Заведения, соображаясь с успехами означенных двадцати четырёх воспитанников, предоставляю себе не замедлить войти с представлением о переводе остальных ремесленных воспитанников и решительному открытию заведения полном кругу его действий.”

Опекунский Совет соглашается с мнением Отта и позволяет перевести в Заведение первых учеников из Воспитательного Дома. Сохранился список этих воспитанников с указанием изучаемых ремёсел. Из него мы видим, что четырнадцать детей обучалось ремеслу портному, а оставшиеся десять - башмачному.Таким было Ремесленное Учебное Заведение в начале своего функционирования.

Двадцать девятого июля 1832 года была освящена церковь нового заведения во имя святой Марии Магдалины ( выбор святой очевидно определялся источником поступления младенцев в Воспитательный Дом ). А двадцать первого сентября директор Отт пишет новое письмо в Опекунский Совет, в котором докладывает, что для приёма остальных воспитанников в заведение всё готово, и десятого октября туда переводят ещё девяносто учеников, также постигавших сапожное или башмачное ремёсла. Заведение начало работу и, пройдя через множество переименований и реорганизаций, продолжает её до сих пор, в том числе - и в здании бывшего слободского дворца, ныне именуемом старым зданием.

Что же считать датой основания МВТУ? Мнения на сей счёт тоже неоднократно менялись. Если с основанием Воспитательного Дома всё более или менее ясно: первое сентября 1763 года, день Высочайшего утверждения проекта Дома, то официальную дату основания Московского Технического Училища, из Воспитательного Дома выросшего, как мы видели, путём перемещения воспитанников, несколько раз переменяли.

В середине девятнадцатого века историю Ремесленного Учебного Заведения вели от Высочайшего Повеления пятого октября 1826 года. В конце века датой основания считали 1868 год - день получения Заведением статуса высшего учебного ( документально известно, что в 1918 году было намечено празднование пятидесятилетнего юбилея МВТУ, которое, однако, не состоялось ввиду сложной обстановки в стране ).

После разделения МВТУ в 1930 году новый Московский Механико-Машиностроительный Институт вскоре решил отпраздновать свой столетний юбилей, а поскольку юбилей этот отмечался уже в 1933 году, датой основания МММИ объявили год тысяча восемьсот тридцать второй - момент начала занятий в новом здании.

Наконец, благодаря трудам В.И. Прокофьева, очередной, 125-летний юбилей заведения, которому к тому времени вернули название МВТУ, был проведён в 1955 году, а датой основания с тех пор считается первое июля года тысяча восемьсот тридцатого, день высочайшего утверждения Положения о Ремесленном Учебном Заведении.

Какая из этих дат более имеет право считаться истинной датой основания МВТУ, - 1763, 1826, 1830, 1832 или 1868 годы - сказать не просто. Можно только сослаться на прецеденты, существующие в других учебных заведениях. Так, например, датой основания Московского Университета считается двадцать пятое января 1755 года, день подписания указа императрицы Елизаветы об основании в Москве Университета, а не день утверждения устава последнего, и уж тем более - не день начала занятий.

[ ПРЕДЫДУЩИЙ ] [ ОЧЕРКИ ] [ ГЛАВНАЯ ] [ СЛЕДУЮЩИЙ ]